Опера и вокал

Язык в пении

Чтобы звук лился свободно и красиво, нужно, чтобы ему ничто не мешало. Певцы очень часто нарабатывают себе различные зажимы на уровне диафрагмы, шеи, плеч, горла, подбородка и т. д. Любой подобный зажим мешает звуку лететь в зал, он как бы гасится и остается по большей части внутри. Ротовая полость очень важна. Она представляет собой как бы верхнюю часть нашего звукового коридора, рупора. И это настоящая проблема, когда зажата челюсть, губы или язык.

Последний может быть очень напряжен и может стоять горбом во рту, перекрывая горло. Как мы увидим ниже, это два разных вопроса: напряжение и положение языка. Обычно в вокальных трудах мастеров написано, что язык должен спокойно лежать лодочкой на дне рта. На практике это получается далеко не у всех.

Во-первых, надо иметь в виду свою физиологию. У некоторых людей большой размер языка в принципе не позволяет открыть горло. Конечно, для вокалиста предпочтителен небольшой язык, и лучше ему быть длинным, но тонким, чем коротким, но толстым. Если певец сам не может оценить размер языка, можно спросить у фониатра (который, кстати, расскажет, какой у вас тип связок и высок ли купол нёба). Большой язык, разумеется, перекрывает половину ротовой полости, но если он при этом не зажат, то это не страшно.

Во-вторых, язык может напрягаться вследствие неверного обучения или неверной техники. Решать проблему напряженного языка отдельно от всего остального аппарата не имеет смысла. Чаще всего язык просто отражает наличие проблемы, например, дыхания. Или звук просто остается в горле, не долетая до маски. Задача в том, чтобы совместить пение в маске с хорошим дыханием. Горло не должно участвовать. Тогда и язык расслабится. А сознательно, занимаясь с зеркалом, расслаблять язык и укладывать его насильно нельзя, может появиться еще больший горловой призвук.

Есть такой полезный механический прием, который можно рекомендовать: нужно положить в зубы карандаш (лучше деревянный). Не прикусить, не зажать зубами, а просто положить и сомкнуть зубы, примерно, как на фото. Губы остаются не напряженными, а просто лежат сверху! И в карандашом в зубах петь любое простое упражнение на любую гласную. На карандаше не должно оставаться следов зубов! Но и выпасть он не должен. Часто певец имеет такие зажимы, что перекусывает карандаш пополам… Тем временем задача проста: звук нужно направить поверх карандаша, в маску, и нижняя челюсть в этом не участвует. Этот прием более направлен на снятие зажима именно с челюсти, но привыкнув направлять звук поверх ротовой полости, в маску и вперед (в зал), можно снять часть напряжения и с языка.

В-третьих, не надо забывать о тех певцах, которые пели или поют со вздыбленным языком. Конечно, хорошо, когда он лежит во рту лодочкой, но важнее все-таки его естественность и свобода. Как мы выяснили, язык может быть просто большой, но свободный, расслабленный. Кроме того, язык должен участвовать в произношении слов, поэтому на дне рта он не может лежать по определению.

И в заключение цитата из труда Л. Б. Дмитриева «Беседы с солистами Ла Скала»:

Так называемая классическая позиция языка, при которой он имеет форму ложечки, лежит на дне рта и кончиком упирается в корни нижних резцов, у певцов часто образуется сама. Однако в пении она совсем не обязательна. Просто, по ощущению, когда язык лежит свободно и спокойно на дне рта, глотка имеет больший объем, образуется большое свободное пространство. Весьма интересным было свидетельство Панераи и Брускантини о том, что у такого великого певца, как Титта Руффо, язык не лежал на дне рта, а кончик его был поднят и стоял почти вертикально во рту. Кстати, и у самого Панераи кончик языка во время пения поднимается вверх. Между тем, звукообразование у него отличное.

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять