Cover-Bunbry-Carmen

Грейс Бамбри о Кармен

По случаю своего 80-летия Грейс Бамбри, американская певица, одна из выдающихся сопрано и меццо-сопрано своего поколения, дала интервью, в котором она рассказала о двух своих фирменных партиях — Кармен и Амнерис. Впервые она исполнила Кармен еще в 1961 году в Париже в самом начале карьеры. Это был вызов, который Бамбри бросила общему представлению о Кармен, подчеркнув всю ее глубину и сложность.

“Я вижу в Кармен особенную цыганку, необычную, вот почему все тянулись к ней. Ей не нужно было ничего делать, кроме как излучать свою женственность. Ты не виляешь бедрами, ты просто стоишь там, и тебя замечают, потому что ты отличаешься от всех остальных цыганок. Все это написано Бизе в его музыке. Вам не нужно ничего делать и с Сегидильей, преувеличивать ее или выставлять себя напоказ – вся сила Кармен заключается в знойности, которую Бизе создал в музыке Сегидильи. Это делается очень беззаботно, так что, если вы просто поете так, как написано, у вас получится настоящая личность Кармен. Но если вы начнете преувеличивать, вы потеряете силу и привлекательность ее характера – качество, которое побеждает дона Хозе”.

Грейс Бамбри в роли Кармен

Действительно, Грейс Бамбри идеально уловила это качество Кармен – ее неуловимую сложность, которая заставляет неопытного, консервативного и традиционно воспитанного, религиозного молодого человека из простой сельской местности стать одержимым ею. Это качество, в котором дон Хозе вообще ничего не понимает, а Кармен понимает, что оно будет ее гибелью.

“Кармен понимает дона Хозе, но он совсем не понимает ее, и из-за этого он не может принять ее такой, какая она есть. Дон Хозе для меня – это человек, который находится в другом мире-из-за своей религиозности. У Кармен, как у цыганки, своя религия — свобода, а также судьба – это части верования цыган. Большая разница именно в том, что, хотя он ее не понимает, она понимает его, и из-за этого она сталкивается со своей неизбежной кончиной”.

Безусловно, Грейс Бамбри видит, как легко глубина личности Кармен и психологическая сила ее вызова традиционному, основанному на религии обществу могут быть подорваны постановками, которые представляют Кармен как «женщину-вамп».

Так много режиссеров хотят сделать из нее карикатуру! Они часто либо делают то, что, по их мнению, хочет видеть публика, либо прямо противоположное – а ведь то, что они должны делать, это показывать ее такой, какая она есть в этой истории. И для меня это женщина, которая такая же шикарная, как веселая и сексуальная. Я помню отзыв в самом начале своей карьеры, когда я пела «Кармен» в Японии, на гастролях с Парижской оперой.  Там говорилось, что моя Кармен была самой необычной из всех, кого они когда-либо видели. Рецензенту, которая, кстати, была дамой, показалось очень интересным, что я смогла изобразить характер Кармен голосом и действиями, не превращая ее в обычную девушку, размахивающую бедрами. Я думаю, она была права, потому что я сделала Кармен не так, как ее интерпретировали большинство певиц. Для меня она сложный человек, она гораздо больше, чем просто провокация. Да, она сексуальна, но она также глубока.  Она знает о своей судьбе и о том, что она не может избежать ее – что она умрет от рук дона Хозе, и поэтому она не собирается пытаться убежать от нее”.

Эта сложность ярко выражена в знаменитом фильме «Кармен» с Гербертом фон Караяном в качестве режиссера и дирижера. Караян выбрал Грейс именно из-за тонкости и очарования ее интерпретации, а также из-за ее особенно выдающегося вокального мастерства, качества, которое он всегда искал во всех певицах. Несмотря на это, у Грейс есть сомнения по поводу собственной интерпретации в постановке Караяна.

“Я понимаю, что Караян искал ту тонкость, о которой мы говорили, но я не была согласна с тем, как он видел личность Кармен в целом. Он хотел, чтобы она была больше похожа на то, как ее изобразил Бизе, а я хотела, чтобы она была больше похожа на то, как ее изобразил Мериме. Конечно, я понимаю, что пела именно оперу Бизе, но мы также знаем, что в некотором смысле Бизе был вынужден смягчить характер Кармен вопреки своему желанию из-за настойчивости Парижской Комической оперы (менеджер которой, Камиль дю Локль, считал, что оперная публика никогда не примет более грубые стороны «Кармен» Мериме), и я всегда чувствовала, что многое из оригинальной характеристики Мериме необходимо сохранить. У нас с Караяном все время возникали разногласия по этому поводу, и, хотя фильм хороший, для меня он “прохладный”. Я чувствовала, что его темп был слишком медленным. Мне нужно было больше огня. С другой стороны, я не говорю, что вы должны выставлять напоказ свою сексуальность, когда вы Кармен. Как я уже говорила ранее, напротив, она излучает сексуальность и чувственность такой, какая она есть. Моя проблема с точкой зрения Караяна заключалась в другом: я чувствовала, что Кармен должна быть более драматичной и резкой по мере развития оперы”.

Тенором, поющим Дона Хозе в фильме с Караяном, был Джон Викерс. Будучи на сцене с ним Грейс Бамбри чувствовала, что находится с артистом, который был на той же волне, что и она сама.

Грейс Бамбри и Джон Викерс в фильме «Кармен»

“Я уверена, что Джон Викерс был лучшим партнером, который у меня когда-либо был в роли дона Хозе.  Это было потому, что он принес в Хозе что-то, кроме просто красивого мужчины или симпатичного парня, которого я должна была покорить. Он привнес в эту роль глубину характера – настоящего характера. Не забывайте, что Хозе на самом деле предает свою мать и Микаэлу, и представьте его замешательство и чувство вины по этому поводу, а также то, как он в конечном счете обвиняет в этом Кармен. Все это было очень сильным аспектом интерпретации Викерса. И я нахожу последний акт с ним захватывающим. Его выбор темпов был настолько спонтанным и непредсказуемым, что это было абсолютно похоже на жизнь.  Ты действительно боялась за свою жизнь на сцене в том последнем акте с Джоном. Между нами было удивительное взаимопонимание, уникальное для меня в этой опере. Интересно, что, когда мы впервые пели вместе в «Самсоне и Далиле» в Чикаго в 1965 году, мы совсем не ладили между собой. Мы были двумя волевыми людьми с разными взглядами. Но к тому времени, когда мы приступили к «Кармен», каждый из нас осознал индивидуальность другого, но все же с той небольшой долей остроты, которая все еще была в нас, и это очень красноречиво проявилось в последнем акте. Четвертый акт имел какой-то вес, на который вы не могли указать пальцем, но вы знали, что там была реальная опасность.

Я также почувствовала это в сцене в горах в третьем акте. Джон был по-настоящему опасен, когда нападал на Эскамильо, и это заставило меня почувствовать к Эскамильо такую жалость, какой я никогда не испытывала к Хозе.”

Рекомендуем посмотреть: Georges Bizet «CARMEN», Wiener Philarmoniker, Wiener Staatsoperchor, Herbert von Karajan, 1967.

Carmen — Grace Bumbry

Don Jose — Jon Vickers

Micaela — Mirella Freni

Escamilio — Justino Diaz

Frasquita — Olivera Miljakovic

Mercedes — Julia Hamari

Zuniga — Anton Diakov

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять