Исполняя Россини | Опера и вокал
Опера и вокал

Исполняя Россини

К началу XIX века в театрах Италии ставились барочные оперы, которые в погоне за демонстрацией красоты голоса растеряли художественную ценность и лишились глубокого смысла. Нескончаемые рулады в ариях da capo, певцы-кастраты, желающие перещеголять друг друга, — и вот пошли разговоры о смерти оперы. В такой болезненный момент и появился Джоаккино Россини, итальянский композитор, уроженец Пезаро. 

Требования Россини к певцу

Исполняя Россини изучить школу пения
Труд Россини

Сам будучи певцом и выступая в операх, Россини прекрасно понимал человеческий голос и его возможности. Он обладал красивым баритоном и разбирался в вокальной технике, даже помогая свои коллегам. Перу композитора принадлежит труд «12 камерных ариетт для обучения итальянскому бельканто» и составил сборник упражнений для голоса (известный под названием «Gorgheggi e Solfeggi«, можно скачать на imslp).

Как композитор Россини оставил нам 38 опер, различных по жанру. Маэстро всегда писал, помня об удобстве для певца, и многие партии из его опер способствуют развитию голоса. Но это не означает, что петь Россини легко, певцу нужно будет сочетать кантилену с невероятной подвижностью или, как говорят итальянцы с «agilità«. Правда, рулады Россини — не то же самое, что каденции в барочных операх. Он категорически не признавал импровизаций и ужасно не любил, когда певцы отступают от нотного текста. Всем известная «Una voce poco fa» Розины в оригинале намного проще, чем привычный теперь вариант, который сложился за XX век у колоратурных сопрано.

Исполняя Россини и заботясь о скорости рулад и виртуозности исполнения, нельзя превращать эту музыку в хвастовство. Все эти сложности музыки Россини нужны не для демонстрации прекрасного голоса и умений. Прежде всего это история о характерах, очень ярких и живых. В том же «Севильском цирюльнике» перед нами предстает целая галерея глубоких, продуманных, не похожих друг на друга образов. При этом характер каждого из них уже прописан в музыке. Поэтому дело не в россыпи 32-ых нот, а в том, как они характеризуют персонаж.

Джоаккино Россини в молодости

Конечно, музыка Россини требует прочного технического фундамента, как и музыка других композиторов. Но тут голос должен еще иметь свою первозданную свежесть, легкость, гибкость, звучать как флейта или гобой. Лучше всего подходить к музыке Россини (а уж тем более выбирать себе специализацию на его музыке) до того, как голос был выстроен для Верди или опер веризма. Многие певцы обучены покрывать оркестр, чтобы петь Пуччини или Вагнера. Они делают свои голоса темнее, крупнее (часто искусственно крупнее). Этим они лишают свой голос и тембр первозданной легкости, хрустальности. Это особо актуально для сопрано и тенора, хотя справедливо и для остальных голосов. Чаще всего, утяжеляя голос, мы теряем его гибкость. И когда такой голос (прекрасно звучащий в музыке Пуччини, например) берется за Россини, он звучит несфокусировано, смазано, местами хрипло и с излишним вибрато. В быстром темпе пропадает артикуляция и певец производит общее впечатление, как слон в посудной лавке. Здесь нужен другой звук: легкий, интонационно точный в руладах, подвижный, «молодой» (образно говоря, конечно).

Это не означает, что исполняя Россини, нужно забыть о композиторах более поздней эпохи. В истории много певцов, которые с успехом пели и Пуччини, и Россини, и Чайковского. Но нужно иметь техническое совершенство, чтобы перестраиваться на чистый кристальный звук Россини.

Из-за сложности исполнения опер Россини в середине прошлого века даже была практика сокращать и упрощать партии. Иногда в нотах тенор имел больше рулад с 32-ми, чем сопрано, еще и на терцию выше, чем сопрано, но эти рулады купировались из-за своей сложности. Певцы либо «смазывали» ноты, либо упрощали, либо вообще не исполняли такие фрагменты. А эпоха веризма и вовсе «убила» подвижных теноров, заставив зрителя забыть, что их голоса тоже могут петь рулады.

 

О чем помнить, исполняя Россини

Есть два очень важных принципа для исполнения колоратурных фрагментов:

1. Не тащить с собой в гору тяжелый чемодан, что означает, не пытаться тяжелым большим звуком проворачивать мелкие ноты, бегая вверх-вниз по гаммам. Не получится. Или получится смазано. По возможности нужно максимально облегчить звук, не снимая с дыхания. Кстати, для такого случая можно слегка меньше брать дыхания, не так глубоко и много, как у Пуччини, например. На это здесь просто не будет времени. Лучше брать легкое дыхание, а так же полудыхание, где возможно по темпу.

2. Голова должна знать, куда пойдет голос. Все колоратуры нужно сначала уложить в голове. Для этого не нужно сразу петь в полный голос, можно с нотами в руках просто напевать в октаву ниже. Должно сложиться четкое понимание, что идет в следующем такте. Тогда рулады не будут просаживать темп. 

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять