Джузеппе Де Лука

Непрерывное художественное совершенствование

Из книги «Беседы с певцами и педагогами» Г. Брауэр (1917 г.), перевод vocal-noty.ru.

Giuseppe De Luca

Джузеппе Де Лука

Всё, что происходит из Италии должно быть романтичным и артистичным. Если это голос, он должен быть красивым по тембру, богатым, плавным и хорошо подготовленным. Хоть не все певцы, рожденные в Италии, могут похвастаться такими качествами своего голоса, баритон Метрополитен опера Джузеппе Де Лука может это сделать. Одаренный от природы прекрасным вокальным аппаратом, он развивал его с трудом и упорством. Он начал учиться с раннего возраста, дебютировал в 20 лет. 25 ноября 1915 года, спев в МЕТ, де Лука получил мгновенное признание критиков и публики. О нем говорят, что он заслужил успех, благодаря серьезной и умной работе. Его особенно важное качество как артиста — мастерство бельканто, чистое пение — искусство, встречающееся все реже на оперной сцене.

Артист труппы МЕТ как-то сказал:»Де Лука делает прекрасную и законченную работу, в которой каждая деталь тщательно прорабатывается, пока не станет такой совершенной, какой только может быть.»

Те, кто слушал баритон Де Лука в разных партиях наслаждались и его разносторонним актерским дарованием. У артиста, спевшего 120 партий в лучших оперных театрах мира, найдется, что сказать молодым начинающим певцам.

На интервью господин Де Лука пришел свежим и отдохнувшим, трудно было поверить, что он только что спел главную партию в опере.

«Я считаю, что способность петь и играть на сцене это дар. Я помню, как будучи ребенком я всегда устраивал пантомимы. После похода в театр, по возвращении домой, я ставил стул и разыгрывал весь спектакль, который только что увидел. С ранних лет я хотел петь и играть.»

Замечательный учитель

Я начал заниматься вокалом так рано, как только мог, с прекрасным учителем Венчеслао Персискини. Он обучил более 70 артистов, из которых я был последним. Баттестини, прекрасный певец, голос которого и сегодня в 65 лет так же прекрасен, как прежде, также один из учеников Персискини. Мы знаем, что если вокальный педагог сам поет ошибочно, его ученики инстинктивно и бессознательно скопируют эти ошибки. С Персискини такого быть не могло, потому что из-за какой-то проблемы с горлом, он вообще не мог петь. Он мог только шептать те ноты, которых хотел добиться от ученика, сопровождая их знаками и гримасами.

Тут господин Де Лука проиллюстрировал это самым забавным образом. Затем он продолжил:

Но он имел безошибочное суждение вместе с лучшим слухом. Он превосходно знал, как следует петь тон, и ученик должен был спеть правильно или повторять тон, пока он не станет правильным. Он никогда не допускал неисправленных ошибок. Я брал так же уроки у мадам Марини, она была тоже очень хорошим педагогом.

Жизнь артиста

После пяти лет напряженного обучения, я дебютировал в Пьяченце в партии Валентина в «Фаусте» Гуно 6 ноября 1897 года. Потом я приехал в Метрополитен опера в 1915-1916 году, и с тех пор постоянно пел там.

У артиста должно быть отменное здоровье, чтобы он всегда мог петь. Он обязан своей публике быть всегда готовым, никогда не разочаровывать. Думаю, я никогда не разочаровал аудиторию и всегда был в голосе. Мне кажется, когда человек не способен сделать все возможное, пора прекращать петь.

Я всегда на работе. Я встаю в 8 утра, не позже. Никогда не пренебрегаю вокализами, часто пою, когда принимаю ванну. Некоторые певцы не видят необходимости петь упражнения каждый день, но я не такой. Я всегда пою свои гаммы, сначала в полную силу, затем мягко пропевая каждую ноту, доходя до полной силы, а затем ухожу на меццо воче. Еще я занимаюсь английским языком три раза в неделю.

Когда я пою в опере, я всегда слушаю и наблюдаю, чтобы осознавать, что я делаю. Я всегда критикую себя. Если тон или фраза мне не нравятся по качеству, я пробую исправить ошибку сразу. Я могу сказать, как я пою тон или фразу ощущением. Конечно, я не слышу полного эффекта, ни один певец никогда не сможет услышать себя со стороны, кроме как на записи. Здесь он может впервые узнать, как звучит его голос.

Джузеппе Де Лука

Джузеппе Де Лука

Как я учу новую партию? Сначала я читаю слова и пытаюсь получить общее представление об их значении, и понять, как я буду выражать идею. Затем начинается настоящая работа — запоминание и разработка концепции. Я сначала учу слова и я должен знать их так хорошо, чтобы мог их записать. Затем я присоединяю к ним музыку. Пока я работал сам. Дальше я звоню аккомпаниатору, так как я не очень хорошо играю на фортепиано, то есть моя правая рука играет, а левая отстает.

Необходимо постоянное обучение, чтобы держать различные партии в голове, особенно в МЕТ, где оперы меняются изо дня в день. Конечно, на выступлении суфлер должен дать сигнал, но слова всегда должны быть наготове: я еще ни разу не забыл ни одного слова или фразы. Однажды — это было в «Осуждении Фауста», в партии, которую я уже пел несколько раз — я думал о каком-то слове, оказался совершенно не в состоянии его вспомнить. Я похолодел от страха — я склонен немного нервничать, но слово было совершенно невозможно вспомнить. К счастью, в тот момент, когда оно было нужно, оно внезапно пришло ко мне.

Естественное волнение

Конечно, любой артист испытывает волнение на выступлении. Это большая ответственность, нужно всегда быть в лучшем состоянии, и ответственность только возрастает по мере известности.
Я всегда пел в итальянской опере, этот язык для меня легче остальных. В последнее время я добавил в свой репертуар французские оперы, например, «Самсон и Далила». Я пел ее на итальянском, теперь мне пришлось переучить ее на французском, что оказалось очень тяжело. Но я долго работал над этим.

Моя любимая опера? Я думаю, «Дон Карлос», «Дон Жуан», «Гамлет», «Риголетто», «Севильский цирюльник», «Осуждение Фауста» и «Тангейзер». Это мой 22 сезон в опере, и мой репертуар включает примерно 120 партий, большинство из которых я пел в Италии. Сейчас я готовлю «Евгения Онегина». Как видите, я постоянно работаю.

Летом я возвращаюсь в мою любимую Италию почти сразу, как закончится сезон. Я мог бы спеть в Буэнос Айрес, так как там сезон только начинается. Но я предпочел отдохнуть все время, пока я здесь (в Америке). Я считаю, что певец должен иметь период отдыха каждый год. Когда меня просят спеть во время отпуска, я отказываюсь, потому что чувствую, что без ежедневной работы над голосом практически не могу петь. Перед сезоном мне необходимо войти в форму, привести аппарат в рабочее состояние.

Из книги «Беседы с певцами и педагогами» Г. Брауэр (1917 г.), перевод vocal-noty.ru.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *